The Times, 3 марта 1992 года

Анатоль Ливен передаёт из Агдама

Тела азербайджанских беженцев, убитых во время кровавой резни, устроенной армянскими боевиками в прошлую среду, разбросаны в небольшой долине, покрытой сухой травой и кустарником, и на склоне горы.

С этой горы виден и контролируемый армянами город Аскеран, и окраины города Агдама, где находится штаб азербайджанских сил. Погибшие почти добрались до линии обороны своих.

Вчера днём мы прилетели на это место на вертолёте, в то время как начался вывод последних войск Содружества Независимых Государств. Они уходят, и воюющие стороны не чинят им препятствий; в Степанакерт для наблюдения прибыл генерал Борис Громов, который руководил выводом советских войск из Афганистана.

Было объявлено небольшое перемирие, чтобы азербайджанцы смогли забрать мёртвых и беженцев, если они ещё прячутся в горах и в лесу. Но, несмотря на это, два вертолёта огневой поддержки постоянно кружили над головой, наблюдая за ближайшими позициями армян.

Всего на этом месте мы насчитали 31 тело. Ещё не менее 31 тела было доставлено в Агдам за последние пять дней.  В это число не входят мирные жители, которые, как сообщается, убиты во время штурма армянами азербайджанского города Ходжалы во вторник ночью. Сюда также не входят те тела, которые ещё не найдены.

Захид Джабаров, выживший после бойни, рассказал, что он видел, как на том месте, где мы находились, было убито до 200 человек, а беженцы, пришедшие разными путями, также рассказали, что в них постоянно стреляли, и на пути их следования осталось много убитых. Мы видели вокруг тел разбросанные личные вещи, одежду и документы. Сами тела сохранились из-за сильного мороза, убившего тех, кто прятался в горах и в лесу после бойни. Это всё были тела простых трудовых людей, одетых в некрасивую бедную одежду.

Из 31 тела, которые мы видели, был только один милиционер и два ополченца в форме. Все остальные были мирными жителями, включая восьмерых женщин и трёх маленьких детей. Две группы, явно целые семьи, пали рядом друг с другом, женщины держали детей на руках.

У нескольких из них, включая маленькую девочку, были ужасные раны на головах; у девочки осталось только лицо. Выжившие рассказали, что видели, как армяне расстреливали их в упор, когда они лежали на земле.