Шамиль Алекберли (справа)

Шамиль Сабир оглу, также известный как Шамиль Алекберли, председатель общественного объединения «Признание Ходжалинского геноцида», приехал, чтобы встретиться со мной в Баку 19 октября 2011 года.

Я был первым источником информации и сделал много фотографий. Я был первым журналистом, который добыл информацию для газеты «Шехер»... Моя жена из Ходжалы, и я добровольно пошел в Ходжалы в то тяжелое время.

Хотя мне было только 23 года, наша газета пользовалась репутацией серьезного издания. В 1990 году было издано миллион экземпляров. Она распространила новость о том, что советские войска вторглись Баку. Поэтому к моим репортажам относились серьезно.

Как поясняет Шамиль, в 1990 году Ходжалы был присвоен статус города. Это означало, что там велось строительство; там строили финские деревянные дома для азербайджанцев, бежавших из Армении и соседнего города Ханкенди.

Я работал на стройке, так как наряду с журналистским образованием я получил и строительное. Правительство Азербайджана финансировало работы.

Я был свидетелем нарастания агрессии.

Еще до трагедии армяне насмехались над нами, когда мы занимались стройкой, говоря: «Хорошо, вы можете продолжать строить, но знайте – вы уйдете». Они стреляли в нас, пока мы работали.

Иногда нам приходилось ехать в Агдам на автобусе через Аскеран. В Агдаме жили азербайджанцы, а в Аскеране армяне. На обратном пути армяне бросали камни и разбивали окна, иногда те, кто были в автобусе, получали травмы. Они угрожали нам и утверждали, что это их земля и Ходжалы принадлежит им. Я помню, что это произошло примерно в ноябре 1991 года. Я был в автобусе, когда это случилось.

Постепенно армяне сделали эти поездки невозможными. Они преградили путь через Аскеранскую крепость. А ведь именно через нее (через арку в ее нижней части) проходил путь в Шушу из Аскерана. Крепость стояла там 250 лет. Мало-помалу Ходжалы становился изолированным.

Мешали, Джамилли, Каркиджахан и Косалар – все это были села-спутники Ходжалы, захваченные армянами. 15 декабря 1991 года они заняли Джамилли и убили четырех азербайджанцев. 23 декабря 1991 года они сожгли Мешали, а 28 декабря 1991 года – Косалар. В результате погибло много людей. Одним из ужасных последствий стало то, что в Мешали школьник четырнадцати лет заживо сгорел в школе.

Я понимал, что являюсь свидетелем территориального стеснения Ходжалы, и у меня начало появляться неприятное ощущение, что готовится захват Ходжалы.

28 января 1992 года Армения сбила вертолет на пути из Агдама в Шушу, тем самым фактически заблокировав воздушные пути сообщения. Теперь, когда воздушные пути и дороги были заблокированы, Ходжалы попал в изоляцию. Вскоре отсутствие поставок привело к нехватке воды, электричества и продовольствия.

Строительство остановилось. Я добровольно пошел работать учителем в Джамилли, после захвата которого перевел людей в Агдам, а затем в Барду.

Положение становилось все более отчаянным.

Происходило много ужасного; я так много мог бы вам рассказать.

Небольшое село под названием Гарадаглы было оккупировано армянами. Это было небольшое село, но 70 азербайджанцев были убиты и похоронены в силосных бункерах.

Там было два брата, одного звали Алов (что значит «пламя»), а другого Атеш (что значит «огонь»). В соответствии с их именами одного брата сожгли, второго застрелили.

Армянин по имени Мелкеньон убил беременную женщину, а затем достал ребенка.

Я был в Агдаме и чувствовал, что Ходжалы будет следующим.

Утром 26 февраля 1992 года я был в Шелли. Я встретился с ранеными, которые выходили из леса, и узнал, что случилось. Даже на расстоянии мы видели и слышали стрельбу. Мы пошли в лес, чтобы найти раненых. Нам помогали местные молодые добровольцы-азербайджанцы. У нас не было оружия. Армяне продолжали стрелять. Из леса мы слышали крики.

Мы добрались до автозаправочной станции. Вся территория была полна раненых, люди разбежались, но в них по-прежнему продолжали стрелять. Нам пришлось оставить погибших, чтобы отвезти раненых в Агдам. Местные жители разрешили нам взять их машины, чтобы перевезти раненых.

В Ходжалы было три группы людей, местные жители, те, кто переехал сюда из Ханкенди, и турки-месхетинцы. Турки жили в финских домах и были расстреляны первыми, потому что их дома были деревянными и менее прочными.

Весь тот день я был в шоке и не мог поверить в случившееся. К вечеру я вспомнил, что я – журналист, и мне необходимо связаться с Баку. Я пошел в центральное почтовое отделение Агдама, чтобы воспользоваться телефоном. Когда я сообщил Баку, что убито более ста человек, они мне не поверили.

Позже я узнал, что по сообщениям АзерТАдж (государственное информационное агентство) было убито только 2 человека, но я мог подтвердить, что их была сотня. Все газеты повторили сообщение АзерТАдж, но моя газета вышла с моими заголовками.

27 февраля 1992 года вслед за Томасом Гольцом в Агдам приехали другие журналисты. Для них был нанят специальный военный вертолет, и они смогли сами увидеть разрушения и то, что сделала Армения.

Но в Баку по-прежнему не верили в случившееся.

Я проявил пленку со своего фотоаппарата. Это не был профессиональный фотоаппарат, но тем не менее я отправил фотографии. 4 марта моя газета напечатала статью «Азербайджан красный от крови» и использовала мои фотографии.

Казалось, местные власти в Агдаме боятся нам помогать, и мы чувствовали их смущение, так как они не могли остановить трагедию.

Шамиль продолжил объяснять ситуацию и делиться собственными наблюдениями.

Жители Ходжалы известны в Азербайджане своим трудолюбием и особыми успехами в ведении сельского хозяйства. Там есть лабиринты, наподобие известных лабиринтов Кедабека; это означает, что Ходжалы определенно является азербайджанским.

Одна из основных проблем заключалась в том, что даже в отношении детей не проявлялось милосердия. Отца связали веревкой и подожгли на глазах у восьмилетней дочери. Его звали Тевеккул Амиров.

Фаиг Алмамедов, студент из Баку, поехал в Ханкенди и там был застрелен в тюрьме.

613 человек убили в Ходжалы. 63 из них были дети. 150 человек все еще считаются пропавшими без вести.

Население Ходжалы составляло около 7000 человек, но на момент трагедии там оставалось около 3000, так как многие ушли. Это означает, что почти каждый третий пострадал физически. Не забудьте, что многие были ранены или, так или иначе, пострадали.

1275 человек изначально были взяты в плен, некоторые были отпущены. Существует неофициальная информация, что пленные были доставлены в Армению, а затем в Ливию или Сирию, где были проданы на органы. Некоторых провезли через Грузию.

Восемь семей были полностью уничтожены.

Возможно, цифра в 613 погибших не является окончательной, если учитывать еще 150 пропавших без вести ... и преждевременные смерти, вызванные стрессом.

Армения проигнорировала все резолюции ООН, имевшие отношение к данному вопросу. Резолюции ООН по карабахскому вопросу не были выполнены. Об этом объявили всему миру, но оккупация продолжается. Это необходимо остановить.

Армения мечтает о своей стране, простирающейся от моря до моря, от Черного моря до Каспийского моря. И кажется, Россия, Франция и США помогают Армении осуществить эту мечту...

То, что мы хотим, это получить поддержку со стороны международного сообщества. Опасность войны все еще существует. Мы хотим, чтобы Ходжалинскую трагедию оценили на международном уровне. Мы хотим, чтобы 26 февраля стал днем траура в Азербайджане.

Мы хотим, чтобы президенты Армении, действующий и бывшие, предстали перед судом. Серж Саргсян (президент Армении на момент проведения интервью. – Ред.) признался во Франции два года назад, что он участвовал в Ходжалинской трагедии. Сейран Оганян (министр обороны Армении на момент проведения интервью. – Ред.) командовал 2-м батальоном 366-го полка. Он был его главнокомандующим.

Мы хотим, чтобы они предстали перед Европейским судом, так как они были непосредственными участниками и должны быть признаны виновными. Они признают, что спровоцировали эту трагедию.

Последние слова Шамиля были трогательными: 

Я хотел бы видеть мир без границ, где люди понимают друг друга. Если люди безразличны друг к другу, то это конец человечества. Мы должны положить конец этому безразличию и прекратить боевые действия.

 

Интервью брала Фиона Маклахлан
Источник: книга «Ходжалинский свидетель военного
приступления – Армения на скамье подсудимых
».
Издательство Ithaca Press. Лондон, 2014 г.